Вверх страницы
Вниз страницы

Новая жизнь и ничего особенного

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Новая жизнь и ничего особенного » Форкс » Эпизод №11 я все равно считаю его чудесным


Эпизод №11 я все равно считаю его чудесным

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Название:
я все равно считаю его чудесным
и обязательно научусь прощать
Участники:
Blair Whistler Charles Barker
Время и место:
31.12. 22.00 Дом Баркера
Краткое описание::
Он дал ей месяц на решение, а затем обещал уехать навсегда. Этот месяц истекает сегодня, и в полночь он уедет, оставив дом нетронутым, ведь он для ничего не значит. Но о чем думала Блэр все это время, к чему пришла? Кажется, она была непреклонна, а Чарльз неотрывно смотрел за стрелкой часов, так скоро отсчитывающей последние часы надежды на прощение.
Сможет ли она подарить его ему в новогоднюю ночь, или не стоит верить в сказки, и эта ночь станет ночью окончательной разлуки?
Порядок постов:
Blair Whistler Charles Barker

0

2

я хотела тебя ненавидеть
и не знать, как твои дела
я боялась тебя увидеть,
я боялась, но так ждала

Итак с первого по тридцать первое. Ровно тридцать дней одиночества. Тридцать дней сомнений и терзаний. Худшие тридцать дней в жизни. Они не виделись непозволительно долго, что ей даже показалось, что она начала забывать этот приятный тембр его голоса, аромат и холодные прикосновения на своей горячей коже. Нет, она не могла, будучи полностью им пропитанной, она не могла так просто всё забыть. До сих пор могла вспомнить каждое слово, восстановить каждую сцену. И хотелось и улыбаться, и плакать. Он был лучшим человеком в её жизни, хотя и самым худшим одновременно. Худшим, потому что без него было мучительно и невыносимо и ещё нельзя было провести всю оставшуюся жизнь ничего не меняя. Из всех ошибочный встреч - это её любимая ошибка, самый яркий провал. Не один человек не заставлял её испытать таких эмоций, ни один. И, пожалуй, больше никто и не сможет. Никто не поднимал её так высоко, чтобы скинуть вниз. Никто и никогда.
День начинался замечательно, он был даже не морозным и не похожим на зимний, казалось, в Форксе, наконец-то пришло потепление, кто знает? Может и так, даже через пелену туч просачивались еле заметные лучи солнца. Блэр давно не чувствовала себя такой спокойной и уверенной. В её ванной шумела вода и, девушка, растянулась в улыбке от удовольствия. С нетерпением она ждала своего гостя, который остался с ней на ночь. Кто же он? Дверь тихонько скрипнула и из ванны вышел он... Только вот одна проблема, он далеко не Чарльз, и Блэр, нахмурившись, попятилась назад...
Открывая глаза и буквально подскакивая в своей постели, Уистлер села. Нужно было спустится на кухню и попить воды. Всего лишь сон, просто сон, - твердила она себе. На часах было около шести утра, отец уже не спал, а собирал чемодан. Он проведёт Новый Год далеко от дома, рассчитывая, что Блэр присоединиться к нему тоже. Но она не планировала, девушка вообще находилась в какой-то спячке. После расставания с Чаком она больше недели не выходила из дома. Не было сил, сказала, что сильно простудилась. Ограничила свой круг общения до телевизора, книги и еды. И даже это давило на неё и угнетало, ночи иногда дарили беспокойные сны, а потом подолгу не возможно было уснуть. Она переживала, она сделала выбор и переживала, что он неправильный. Чтобы доказать себе, что она сможет, ей нужно было лишь месяц продержаться и вот уже через восемнадцать часов Блэр докажет себе, что на нём её жизнь не заканчивается, а наоборот сможет двигаться дальше и осуществить все свои планы. Пару сухих фраз с отцом, они уже как месяц не особо общаются, Би не желает, все его разговоры сводятся к её пассивности, что приводит разговор неизбежно к Чарльзу, а ей итак его достаточно в своей голове, чтобы думать ещё о нём помимо. И вспоминать их последний вечер не хотелось. Сильные синяки на её теле почти сошли, остались лишь следы, не приносящие больше боли, а вот один лишь взгляд на них был способен сделать больно. Обсудив и обговорив по поводу Нового года, Блэр заявила, что останется дома и проведёт новый год с Александрой в Резервации, а Александре сказала, что проведёт Новый год далеко от Форкса с папой. В общем она врала как могла, чтобы остаться одной. Попрощавшись с отцом на несколько недель, Блэр снова поднялась в свою комнату, открывая ящик комода. В нём лежал подарок, купленный полтора месяца назад Чарльзу на новый год. Она выбрала ему тогда широкий, золотой браслет. Ему вообще было сложно сделать подарок и удивить, ведь у него было всё. А теперь она даже не знала, что с ним и делать? Выслать ему по почте, сдать или оставить на память?
Уистлер провела остаток дней в тишине и спокойствие, наслаждаясь новогодними программами, время от времени поглядывая на часы.Время её не щадило, двигаясь безумно медленно, программы утомляли и она понимала - это будет самый ужасный праздник за всю её жизнь. И уже пятьдесят раз пожалела, что не уехала хоть куда-нибудь.
Было уже около шести, когда по местному каналу показывали Новогодний, романтический фильм.  И весь смысл был в том, что любящие люди смогли простить друг другу всё и помириться в новогоднюю ночь, чтобы начать новый год вместе. Раздражающий фильм, учитывая ситуацию. Выключив эту ерунду, Блэр снова поднялась наверх. Итак она маялась ещё три часа, терзалась сомнениями, а в какой-то момент поняла, чтобы между ними не происходило, он всё равно остался лучшим, и её чувства не изменились, что он про прежнему для неё самый родной и самый любимый. И всё что нужно - научиться прощать. Прощать, чтобы не уничтожить своё счастье, чтобы не жалеть всю жизни. С ужасом Блэр поняла, что до полуночи осталось менее трёх часов, в спешке собравшись, закинув подарок в сумку и достав из чулана большой бумажный пакет с новогодними игрушками, гирляндами и мишурой, Блэр спустилась вниз и, накинув пальто направилась к машине. Впопыхах она даже ушла в туфлях, а не сапогах, но её это мало заботило. Она боялась, что он не будет ждать полуночи и уже уехал. Нажав на газ до упора, девушка рванула к дому Баркера. На часах было около десяти. Выйдя из авто, девушка подошла к входной двери, опуская ручку вниз. Открыто. Чак был в гостиной и, кажется, собирал свой минимум, что мог пригодиться ему в дороге.
- Привет, - тихо начала Блэр, рядом с ним она расцвета, снова заулыбалась, - я привезла новогодние игрушки, у тебя дома нет этого праздничного настроения, и нам стоит поспешить, если мы хотим всё успеть, - всё ещё улыбаясь, проговорила Блэр. После чего кивнула в сторону двери, предлагая сходить и забрать из машины пакет. - Я скучала, - еле слышно добавила девушка. Она знала, он непременно услышит.

+6

3

Ты ждёшь от меня письма, я жду от тебя подвоха.
Литое молчанье врастает поглубже вдоха.
Но главное не признаться,
что мне без тебя
так
плохо.


Тридцать суток он не получал от нее ни слова. Не дней, а именно суток, ведь ночь не дарила ему забвения. Сначала он держался, делал вид, что все хорошо. Работал, ждал каждую минуту звонка, смс, приезда. Потом начал жалеть о всем, что сделал, но все еще держался. Он хорошо помнил, что дал ей право выбора, прийти или нет, простить или нет, и не хотел вмешиваться, не хотел быть навязчивым.
А еще через десять дней он понял, что просто не может без нее. Нет, разумеется, данное слово он сдержит, и ровно через тридцать дней уедет навсегда, но сейчас, пока у него была возможность... Он снова превратился в маньяка, которым был, когда впервые ее встретил. Следил за ней вечером, сидя на ветке дерева у ее дома. Он был вампиром-аристократом, а тут с радостью играл роль белки, часами сидевшей на суку и неотрывно глядящей на любимую. Да, пошло, но он видел, как она переодевается, как смотрит на себя в зеркало, оставаясь в одном белье. Он чувствовал ее аромат, когда приоткрывала окно. Но все это уже не возбуждало его, как прежде. Теперь это причиняло невыносимую боль. Боль, которую он намеренно причинял себе каждый вечер. Он смотрел, как она спит, как ворочается, как вытаскивает стройную ножку из-под одеяла. Не мог удержаться и смотрел, как она нехотя просыпается и идет в школу. Его маленькая девочка, такая юная и такая живая... Он не знал, что она чувствовала, не понимал, что написано на любимом лице. Вопреки его ожиданиям она не писала трагических писем о любви, не билась в рыданиях. Нет, пару раз он видел ее слезы, но плакала ли она из-за него? Да и что он мог сделать, если совсем скоро обещал уехать навсегда и не мешать? Потом ему стало мало ночей, и он словно сумасшедший извращенец, фотографировал ее. Купил самую современную камеру, которая хорошо  отражала лунный свет и получались неплохие кадры.
Все черно-белые фото он распечатывал, помещал в черные и белые одинаковые рамки и расставлял по дому, чтобы она всегда была рядом. Увы, у него не было фото где она бодрствовала, но спящая красавица была не менее прекрасна. К тому же, спящая она была такой нежной и беззащитной, и так хорошо дополняла то холодное время, которое ему предстоит провести без нее. Он еще не решил, что будет делать, когда уедет. Как расстаться с Нейтом и Сереной он не представлял, но и как жить на свете, понимая, что где-то ходит его Блэр. Что ей может быть страшно, больно, плохо, одиноко, а его нет рядом и быть не может...
До Нового Года оставалось всего пару часов. Всего пару часов ему осталось находиться в Форксе. Она не придет, это он уже понял. Оставил надежду и даже вчера не поехал смотреть на нее ночью. Отрубил концы. К счастью, он мертв, и они не кровоточили. К сожалению, боль это не уменьшало. Сейчас он сидел в гостиной рядом с небольшой коробкой. Ему нечего было забрать из этого дома. Пару любимых костюмов уже были в машине, пару дорогих книг, кувшин, который стал поводом для раскрытия секрета о его сущности, да и все. Чарльз Баркер стал сентиментальным в почти двести лет, кто бы подумал. В коробке у его ног было самое дорогое, - все ее фото и кулон, который она оставила уходя. Пару фотографий еще лежали на диване, и увидь его кто-то посторонний, все это напоминало бы сцену из фильма о маньяке, а так он был просто несчастный влюбленный. Все внутри каждый раз сжималось, когда он смотрел на фото, и он делал это вновь и вновь. Упование своим горем - грех, но какая разница до грехов вампиру? Быть может, она будет счастлива...
К дому приблизилась машина, он навострил уши. Через минуту в нос ударил знакомых запах, и если бы не знал, что априори обезуметь не может, то определенно бы подумал именно так. Замерев, словно статуя, он неотрывно смотрел на дверь.
- Привет, - и его сердце остановилось бы, если бы еще билось. Он почти не верил в то, что видит девушку перед собой. В пальто, и в осенних туфлях. Такую нежную и беззащитную, такую робкую и даже чуточку непохожую на себя. Словно отражая ее улыбку, улыбнулся и он, а затем поднялся с дивана как обычный человек и прошелся по гостиной в коридор. Он остановился в метре от девушки и все еще неотрывно смотрел на нее.
- Я тоже скучал... - так же тихо сказал он, напрочь не узнавая свой голос. Кажется, она что-то принесла, кажется, говорила о новогоднем настроении? К чему, если его мир и так сейчас кувыркается с ног на голову и обратно. Улыбка была немного дурацкая, но он не мог убрать ее с лица. Точно так же, как не мог позволить себе прикоснуться к чуду, боясь, что оно растает...
- Ты замерзнешь... - сказал он, указав на ее туфли, и быстро исчез в двери. Несложно было найти в багажнике тот самый большой бумажный пакет, потому что от него пахло хвоей. Не сильно, но чувствовал. Взяв его в руки, Баркер опять оказался в коридоре и занял то же место перед девушкой.
- А у меня елки нет... И еды. У меня ничего нет, я собирался уезжать... - он смотрел на Блэр, и только теперь до него пришло осознание. Из открытой двери веяло холодом, с неба начинали падать редки пока снежинки, но все говорило о грядущем снегопаде. Медленно пустив пакет на пол, он наконец сказал то, что крутилось в голове:
- Я думал, ты не придешь... - его губы невольно сжались, он опустил глаза, а затем вновь поднял их.
- Я так боялся, что ты не придешь... - это он сказал уже на выдохе, отрывая девушку от пола и крепко, но нежно прижимая к себе, зарываясь носом в ее влажные волосы, целуя все, куда мог добраться. Не спуская ее с рук, он метнулся к двери, закрыл ее, и отнес девушку в гостиную не раздевая. Мел на диван рядом с ее фотографиями и продолжал сжимать Блэр в объятиях, будто если бы он ее отпустил, - она снова ушла бы или и вовсе рассеялась. Он просто не мог поверить своему счастью и потому негромко спросил:
- Это правда? Ты вернулась? Нам нужна елка... - последнее было так смешно, обыденно и даже по-детски, но если его девочка теперь с ним, у нее должен быть самый лучший Новый Год из всех возможных.

+4

4

твой поцелуй - мое личное
искусственное дыхание.
его достаточно, чтобы оживить
меня после этой короткой
клинической смерти.

И как можно было жить без него весь месяц? Нет, это просто существование, к тому же всё было на автомате. Спать, школа, еда, снова сон - всё как у запрограммированного робота, словно не было чувств, так было гораздо проще. Она не знала, как он вёл себя этот месяц, было ли ему тяжело или легко? Ждал ли он её или приходилось ждать потому что обещал? Блэр выглядела сейчас очень странно, непривычно для себя. Не было вызывающего макияжа, короткого платья и игривого настроения. Была какая-то другая Блэр, чересчур наполненная нежностью, несобранная и невероятно милая. Она была готова на всё, с нетерпением ждала его реакции, пока Чак стоял и не сдвигался с места. Уистлер уже хотелось самой подойти и, наконец-то, обнять его. Кому-то необходимо почувствовать тепло тела любимого, чтобы успокоиться, ей было необходимо почувствовать холод, это было лучше всякого лекарства. Ей казалось, что он изменился, но кроме привычной одежды не поменялось ничего. Она всегда видела его в дорогих костюмах, самых разнообразных, а теперь, так не привычно, он был одет в свитер и обычные штаны. Блэр улавливала даже самые незначительные изменения, ведь они так давно не виделись. Чарльз остановился в метре от Би, так же улыбаясь, кажется, он был рад. Это грело сердце. Он скучал, девушка улыбнулась ещё шире. Просто зацикливаясь на этой фразе "я тоже скучал" - сейчас она была чем-то особенным, каким-то спасательным кругом. И Блэр вдруг неожиданно для себя поняла, что сейчас стала живее, чем когда-либо, эмоции переполняли её и она уже и вовсе забыла тот неприятный инцидент месяц назад. Давно забыла, как и простила. Иногда стоило переступить через гордость, самолюбие и просто остаться счастливой навсегда.
- Я так торопилась, я боялась опоздать, мне абсолютно некогда было переобуваться, - смеясь добавила Би, когда Баркер уже забирал пакет из машины, какая разница, что он сейчас не стоял рядом? Его чуткий слух должен был это услышать. И это было не самое важное, что в середине зимы она пришла в осенних туфлях. Это решение пришло так спонтанно, удивительно, как она ещё не забыла надеть пальто. Также быстро Чак появился перед ней с пакетом, который был почти что до верха наполнен самой разной ерундой. И было даже не важно, украсят ли они дом или останутся сидеть так... и есть еда, нет еды. ничего не было важно, разве лишь только то, что они были рядом, что Блэр всё же приехала. Два часа разделяли её от роковой ошибки, всего два часа и она разрушила бы две жизни, просто разбила. По сути, Чарльз доверил ей и свою судьбу, значит и уничтожить она хотела тоже две.
- Я думал, ты не придешь... Я так боялся, что ты не придешь.. - и это было слышать ужасно. Он показал этим, что ждал её каждый день, что потерял надежду, думал, что всё кончено. Блэр вздохнула, она не могла сказать ему, что не собиралась приходить, а в конце просто поддалась импульсу и чувству, что словно кто-то включил в неё какую-то кнопочку, где вернулась Блэр, готовая бороться за свои чувства до последнего.
- Прости, что заставила тебя так долго ждать, - тихо сказала брюнетка, переминаясь с ноги на ногу, она почему-то не решалась обнять его первая, хотя накинулась бы на него не только с объятьями, но и с поцелуями.
И уже через мгновение она была услышана и Чак нежно прижимал её к себе, целуя и зарываясь в волосах. Блэр оставалось только наслаждаться и быть к нему как можно ближе. Закрыв двери они быстро оказались в гостиной на диване. Девушка потянулась, целуя Баркера, крепко прижимая к себе, и отвлеклась только тогда, когда наткнулась на что-то ногой. Отпрянув от парня, она потянула руку к одной из рамок. Это были её фотографии, но она не помнила их у себя, к тому же снимки были самыми разнообразными, но все содержали истории её беспокойный и не очень снов. Нахмурив брови, Блэр перебирала в руках рамки, внимательно разглядывая эти чёрно-белые фото.
- Всё было настолько плохо? - с лёгкой улыбкой проговорила девушка, - Чак, послушай, прости за ту ночь. Мне правда очень неловко. Я не должна была этого говорить, прости, - после чего Би обняла парня, зарываясь носом в его шее, чувствуя себе очень неуютно и неловко, ведь считала себя виноватой в сложившийся ситуации. Жестом Уистлер попросила его оставаться на своём месте, после чего слезла с дивана, быстро направляясь в сторону выхода, а затем в машину. НА улице было морозно и только теперь она ощутила, как немеют от холода пальцы, не обращая внимания на всё это, девушка забрала свою сумочку, после чего быстро вернулась в дом. Парень всё ещё сидел на диване. Блэр сняла пальто, кладя его с краю дивана, покапавший в сумочке она достала подарок.
- С новым годом, - поцеловав его щёку, девушка положила коробочку в его руку, нежно улыбаясь. - Так что, раз не ёлки, просто украсим дом? Сделаем его праздничным, тёплым и семейным? Я хотела сказать тебе, что ты навсегда останешься моей семьёй,я никогда тебя не брошу, - в этом можно было услышать и кое-что интересное, например, что Блэр готова разделить с ним вечность, может не прямо сейчас, но она дала понять, в конечном итоге это случится.

Отредактировано Blair Whistler (2012-12-11 01:07:50)

+3

5

Она прижалась губами к его губам, за считанные секунды возрождая все то, что он так старательно пытался задавить в себе за эти тридцать дней. Все ее существо проникало внутрь его и если бы он мог задохнуться, это обязательно случилось бы. Казалось, этот поцелуй может длиться вечность и можно не обращать внимание ни на приближающийся Новый Год ни на пролетающие мимо года, десятилетия и века. Она рядом. Что еще может быть нужно существу, который не испытывает физиологических потребностей? Но, увы, он прекратила поцелуй, и по ее заинтересованному лицу он понял, что девушка наткнулась на фотографии, которые он еще не успел убрать.
- Всё было настолько плохо? - приподняв уголок губ, он двусмысленно качнул головой и пожал плечами. Она просила прощения, хотя виноват был он сам. В конце концов, мог бы и держать себя в руках еще некоторое время. Ведь у них впереди так много времени, а он, словно мальчишка, зациклился на том, что ему "не дают".
Он тепло принял ее объятие, но когда Блэр ушла, заинтересованно посмотрел ей в след. Услышав, что открылась входная дверь, он вздрогнул. На долю секунды он испугался, что что-то пошло не так, что она не так расценила эти фотографии и что теперь снова уходит. Он не представлял, как сможет пережить это во второй раз, и тем не менее, сжав кулаки, держал себя силой на диван. Чак решил, что если услышит звук мотора - выйдет. А пока не стоит показывать свою параноидальность.
К счастью, Блэр вернулся быстро, хотя для него секунды тянулись безумно медленно, и достала из сумочки красивый золотой браслет.
- С новым годом, - Чак удивленно и смущенно смотрел то на девушку то на подарок.
- Спасибо... Только мне... Мне нечего подарить тебе сейчас. Завтра я завтра обязательно куплю для тебя самый лучший подарок, но сейчас... Понимаешь, в это время, за этот месяц я... Впрочем, неважно, - Баркер улыбнулся, надел браслет и посмотрел на то, как он сверкает на мраморной коже.
- Я хотела сказать тебе, что ты навсегда останешься моей семьёй,я никогда тебя не брошу, - Чак сначала тупо повторил:
- Никогда? - и затем, видя блеск в глазах девушки, широко распахнул глаза и уже иначе повторил:
- Никогда... - прижав к себе девушку крепко, но нежно, он зарылся лицом в ее волосы и зашептал:
- Спасибо, девочка моя... Любимая... - покрыв всю доступную кожу Блэр поцелуями, Чарльз вскочил на ноги и поднял за собой Би.
- Не знаю, что там насчет елки, но, знаешь, я ведь купил этот дом у мужчины, который куда-то там уезжал. Сделал ремонт, а вот чердак... Вдруг, нам повезет? - подмигнув девушке и крепко держа ее за руку, он отправился через весь дом на второй этаж, затем в конец коридора и к маленькой лесенке.
- Стой тут, там могут водиться домовые. Хотя... ты же встречаешься с вампиром, о чем это я. Но все равно стой тут, - засмеявшись, Чак быстро поднялся по лесенке и толкнул дверцу, ведущую на чердак. Забравшись туда, он несколько раз моргнул, подстраивая зрение для темноты и оглянулся по сторонам. Тут была целая куча всякой всячины и Баркер даже удивился, почему раньше тут не бывал. Впрочем, у них с Би было не так уж много времени до праздника, и потому действовать надо было быстро. Принюхавшись, Чак быстро почувствовал запах цитруса. Еда заметный, но все же уловимый. Двинувшись в ту сторону, парень добрался до угла и уперся в несколько больших коробок. Две квадратные и одна продолговатая. Решив особо не париться, он взял все три и принялся осторожно толкать их к дверце. Они были легкими и он без труда бы поднял их, но, увы, они  были объемными, и, к тому же, там было что-то хрупкое. Пододвинув их к самому краешку, Чак сначала вылез сам, а затем по очереди спустил все три коробки. Уже оказавшись рядом с Би, он быстро стряхнул с себя пыль и паутину, которой нахватал, а затем обнял девушку.
- Мой чуткий нюх слышит, что возле этих коробок ели апельсины, а апельсины пахнут новогодними праздниками, - улыбнувшись и отпустив девушку, он опустился на колени перед продолговатой коробкой и с легкостью ее открыл. Как он и ожидал, там действительно была елка. Искусственная, не большая и не новая, но все же елка, которую можно было украсить.
- Скажем спасибо старому хозяину дома. В гостиной поставим? - взяв коробку, парень понес ее в гостиную и там, расположив почти по центру, сел на пол рядом с коробкой и принялся за сборку.
- Би! - прокричал он вглубь дома, - а чем праздничным мы будем тебя кормить?

+2

6

он такой невозможный, мама.
что душа изнутри наружу.
выбирать? но и так он самый.
отказаться? но он ведь так нужен.

Блэр не могла им налюбоваться, не могла поверить, что всё это реально. Ещё недавно она чувствовала себя разбитой и обиженной, а сейчас словно ничего и не было. Она бы простила его и за большее, чем за просто нелепый вечер, она бы простила ему всё. Вот что значило любить, уметь прощать, уметь оттолкнуть гордость, уметь оставаться собой рядом с этим человеком. Он - личный рай для Блэр, а время без него просто ад. Если бы она только могла показать ему всю свою любовь, а ей так хотелось это сделать. Ей хотела неустанно обнимать его, целовать, хотелось видеть в каждом эпизоде своей жизни, стать неотъемлемой частью его жизни. Стать одним целым, пожалуй, во всех смыслах этого слова. Рядом с ним она чувствовала себя такой никчёмной, бессильной и просто маленькой девочкой. Порой становилось даже стыдно за свои нелепые фразы и выходки, а он, такой взрослый и мудрый, просто терпел и воспитывал эту маленькую капризную девочку. Да, именно такой Блэр и была, но встретив Чака ей захотелось взрослеть, ей захотелось соответствовать ему, стать лучше, чтобы ему не было стыдно за её поведение, чтобы он гордился ей. Вот так вот один человек полностью меняет твою жизнь, заставляет стать лучше. Блэр было просто жаль, что та девушка, которую он любит, гораздо лучше её. Оставалось только учиться на своих ошибках и стремиться к совершенству.
- Чак, ненужно никаких подарков, ты итак подарил мне всего слишком много. Мне большего и не нужно, - с лёгкой улыбкой проговорила Блэр, находясь в объятиях парня, который зарылся лицом в её волосы. Он, конечно же, правильно понял её фразу про семью. Озвучить в слух, что она готова умереть, пока что не могла, это было в каком-то плане выше её сил, но сказать это в фразе с двойным смыслом могла и сказала. Это был правильный финал сказки, остаться с тем, кого ты любишь, с тем, кто любит тебя. Это её первая и последняя любовь, ничто не смогло бы заставить её разлюбить его, Блэр и не сомневалась в этом. Чувства никогда её не подводили, этот случай не станет исключением. Уистлер ещё не до конца привыкла к его шустроте, а за месяц и вовсе отвыкла, так что это было неожиданно и приятно так быстро оказаться на ногах. Взяв девушка за руку, парень повёл ей к чердаку. Блэр понимала, что какая разница, есть ёлка или нет её, этот новый год будет самым лучшим в её жизни, независимо от того, как он пройдёт: в поисках ёлки и еды, просмотром телевизора, танцев, да чего угодно - всё это было неважно, всё это было пылью и теряло смысл. Как она была рада, что вовремя успела, ведь опоздай она немного, смогла бы навсегда его потерять.
Девушка засмеялась вместе с ним, действительно, она любит и встречается с вампиром, что могло быть ещё более удивительно? Блэр как сейчас помнила, что не удивилась природе парня Александры, уже тогда она поняла, что все сказки и страшилки реальность, хоть и сама никогда в это не верила. Её только мучил вопрос, если бы было что-то, способное излечить Чарльза от вампиризма, он бы сделал это ради неё? Она знала, знала, что он наслаждается и любит свою вечность, а может, всё же он любит Блэр больше, чем вечную жизнь? Потому что брюнетка любила его настолько сильно, что готова была умереть ради этого и проснуться мёртвой, отдать душу и потом гореть в аду. Что угодно, пусть только попросит. Её родители очень любили друг друга, но они не обладали бессмертием и были очень уязвимы, поэтому однажды отец и потерял свою любовь, а Блэр бы не хотелось потерять свою. Совсем скоро Чак вышел из чулана с тремя коробками, вызывая у Блэр восхищение и радость.
- Кажется, вопрос об украшении дома только что решился, - улыбаясь, проговорила девушка, помогая парню убрать с себя паутину, - чувствую, что там нужно прибраться. Взяв коробки, Чарльз спустился вниз, оттуда зовя к себе Блэр. Девушка спустилась снова в гостиную, попутно снимая с себя пальто, в котором всё ещё находилась, и кладя его на диван.
- Я не голодна, - спокойно проговорила девушка, опускаясь рядом с ним на пол. Сколько всего было в этой коробке. Довольно старого, но такого милого и уютного - то, что нужно. Упершись логтём об пол, брюнетка наблюдала, как быстро выстроилась ёлка прямо в центре гостиной. После чего поднялась, принимаясь доставать пару игрушек из коробки.
- Это удивительно. Мой лучший новый год. Знаешь, мой отец уехал на пару недель из города, я могла бы остаться здесь или ты мог бы на это время остаться у меня, мне бы хотелось, - проговорила Блэр, вешая на ёлку различный шары, звёздочки, фигурки Санта Клауса, пышные гирлянды. Уистлер внимательно посмотрела на Чака, после чего решила поделиться своими воспоминаниями, - мы с мамой обожали новый год. Они с папой устраивали приёмы до и после праздника, а вот именно новогоднюю ночь мы проводили в тёплом семейном кругу, втроём и нам никогда не было скучно. С ними я становилась настоящей, как с тобой. И однажды, украшая с мамой ёлку, она сказала мне, что я очень предана семье и отдаюсь ей без остатка и что я смогу быть настоящей только с тем, кого буду любить. Теперь я понимаю, что она была права. Когда-то я отдалась семье, а затем тебе  - при том, что ты не тронул даже волоса у меня на голове. Блэр снова посмотрела на Чака, легко улыбаясь.  Дом был почти украшен. Подойдя к нему ближе, девушка легко коснулась его губ, - ты бы ей понравился, - заметила Блэр, представляя, с какими восторгами бы делилась с мамой какой у неё замечательный парень, вечерами напролёт рассуждая о любви. И быть с ним слабой, влюблённой, чуточку дурной, наивной и такой простой - это было счастье, не бояться показать себя и знать, что тебя именно такой и любят, а не то, кем является Блэр без Чака. Эгоисткой и манипулятором - не лучшие её качества. Девушка обвила шею Чарльза руками, внимательно наблюдая за его лицом.
- В прошлый раз нас прервали на самом интересном, мне бы хотелось закончить начатое. Отключи телефон, я обещаю никуда не вставать. Это будет удивительно, - девушка улыбнулась, после чего поцеловала его щёку. Он хотел этого, она этого хотела. Время всё расставило на свои места, ему не стоило её торопить, ведь так он ничего не добился, а, в конечном итоге, она попросила этого сама.

+3

7

- Я не голодна, - Блэр спустилась в гостиную и опустилась на пол рядом с ним. Повернувшись, Чак улыбнулся девушке и продолжил строительство елки. Ему не особо нравилась идея, что Би будет голодать, но, с другой стороны, он понимал, что еды им купить сейчас негде. В принципе, где-то в ящиках можно будет найти какие-нибудь крекеры и приготовить для нее чай. хотя бы на утро, а уж в обед он смотается в магазин. Он видел боковым зрением, как девушка разглядывает игрушки и сдерживал умиленную улыбку. Поднявшись на ноги, он заканчивал елку, когда девушка сообщила, что отца не будет в городе и она бы хотела провести это время вместе.
- Ох, Блэр... Что может быть лучше для меня, чем быть рядом с тобой двадцать четыре часа в сутки? - Блэр принялась украшать елку, и это получалось у нее так хорошо, что он добавил всего несколько игрушек, не решаясь нарушать красоту ее работы.
Он с нежностью слушал ее слова про семью. Он ведь никогда даже не думал об этом. Да что там, все дело в том, что он сам уже давно не помнит своих родителей и не пытается хранить в голове их светлый образ. Смутно он помнил, что они тоже встречали праздники вместе, что они были богатыми, красивыми и много улыбались. Папа любил маму, а у мамы были очень красивые платья. Но ярче он все же помнил, как они играли в гостиной с Сереной и Нейтом. Печально, конечно, что теперь они видятся так редко, но все общие их воспоминания для Чака бесценны. А вот Блэр... Странно, наверное, но он еще никогда не думал о ее семье. Он даже не был знаком с ее отцом. двести лет назад, когда он родился, это было бы немыслимо, но современные нравы были ему по душе. Чак безумно любил Блэр, но привык воспринимать ее как отдельное целое, не пытался вникнуть в ее семейные дела, хоть и знал о смерти матери. Впрочем, то, что говорила сейчас Блэр по-настоящему трогало ее. Это было важно для нее, и она впускала его во все это. девушка мягко поцеловала его, он улыбнулся.
- ты бы ей понравился, - Чак усмехнулся. Ему было странно слышать, что кто-то думает о нем хорошо. Кто-то не Эс и не Нейт. Зачастую его ненавидели. Порой обожали, желали или стремились получить в свое владение, но считать его хорошим... Таким, чтобы понравился маме. Нет, такого никогда раньше не было, и он был очень благодарен Блэр за это новое ощущение.
- Я бы тоже ее полюбил... - негромко сказал он, целуя девушку в лоб. Ручки девушки обвили его шею, он заинтересованно окинул ее взглядом.
.. Это будет удивительно, - Чак изогнул брови, и крепко прижал девушку к себе.
- Би... Ты серьезно? - коснувшись ее губ губами, он прикусил нижнюю и немного потянул ее на себя, захватывая снова губами и посасывая. Рука скользнула по спине девушки, сжала тонкую ткань блузки и потянула наверх, вытаскивая из юбки. Попав под блузку, он провел ледяной рукой по нежно коже, спустился губами по щеке, шее, коснулся губами ключицы и резко втянул ртом воздух, убирая руки и губы с тела, вновь целомудренно обнимая девушку.
- Милая моя... - положив руку на щеку девушки, он мягко погладил ее кончиками пальцев и коснулся губами кончика носа.
- Я благодарен тебе за то, что ты доверяешь мне. За то, что соглашаешься на это. И все же, я думаю, сначала нам нужно встретить новый год. Безусловно, сделать это в постели безумно сексуально, но это же детский праздник, и ты у меня еще девочка, как ни крути, - взяв девушку за руку, он отвел ее на пару шагов от елки и повернул к себе спиной.
- Смотри, какая чудесная у нас с тобой вышла елка... А знаешь, что мы с тобой сделаем дальше? - повернув Блэр обратно, он улыбнулся и продолжил:
- Мы пойдем наверх, в шкафу еще есть мои вещи, и мы найдем тебе что-то теплое. С туфлями, конечно, будет сложнее... Хотя, если ты скажешь мне, где точно и что взять, мне понадобится примерно две с половиной минуты, чтобы смотаться туда и обратно. Не думаю, что кто-то ходит по лесу в это время и меня заметят. И когда мы оденем тебя, мы пойдем на задний двор, где я покажу тебе, что Чак Баркер умеет развлекаться! - засмеявшись, он нежно Чмокнул девушку и, вспомнив кое-что, понизил голос и спросил:
- А можно я попрошу тебя спать в моей рубашке? - прикусив губу, он коротко прижал девушку к себе, буквально источая радость, и снова спросил:
- Так что, я жду инструкций?

+2

8

о счастье можно говорить минут пять, не больше.
тут ничего не скажешь, кроме того, что ты счастлив.

Новый год... такой весёлый, лёгкий и душевный, а главное семейный праздник. И Блэр чувствовала, что всё именно так, как надо, что именно здесь её место, рядом с ним. А от осознания того, что он так терпеливо её ждал, становилось даже в два раза теплее и никакой пронизывающий холод его рук не смог бы это у неё отобрать. А всё потому, что это было состояние души, в животе порхали бабочки, самые настоящие бабочки и было невозможно перестать улыбаться. Блэр чувствовала себя великолепно, как и каждый раз, когда находилась рядом с ним. Чак словно был её личным манипулятором настроения, ведь стоило ей только увидеть его, как она расплывалась в улыбки, как ей чуть ли не в буквальном смысле хотелось танцевать. Вы можете себе такое представить? И сейчас Уистлер было даже стыдно вспоминать, что когда-то она хотела познакомится с ним, чтобы стать ещё богаче, ещё популярнее и успешнее. А он... а он всё, конечно же, знал, но, кажется, ему было даже всё равно. Чак был готов и на это, но тогда, в первый раз увидев Чака, а не Чарльза, она поняла: вот оно, моё всё! И, пожалуй, в тот вечер перевернулся весь мир, да и мир уже не был миром, если рядом не было его. Как можно было тянуть целый месяц? Как она выжила? Как они выжили? Возможно, его грела надежда, а её? Вопрос Чарльза вывел её из раздумий. Нет, в этот раз Блэр не шутила, её горький опыт его мучений уже был пройден, он ни к чему хорошему не привёл, так что настолько нужно было быть глупой, чтобы снова дать ложную надежду? Не дожидаясь ответа, Баркер притянул девушку на себя, целуя, вытаскивая аккуратно заправленную блузку из юбки, касаясь своими руками её тела. И она даже не чувствовала этого холода, хотя, словно лёд касался её разгорячённой кожи. Это было трудно объяснить. Его губы по щекам, шее, ключице вызывали мурашки, доводя до безумия, но совсем скоро это было прекращено, и Чак по обыкновению снова сжимал Блэр в своих объятиях. Блэр провела своими руками по его плечам, а так и хотелось спросить: Что случилось? Что не так? Но получив в прошлом печальный опыт, Чак не хотел спешить.
- Что ты задумал? Мне стоит начинать переживать? Давай, я бы не отказалась понежиться в твоей одежде, - проговорила Блэр, при этом слегка кусая свою нижнюю губу. Это выглядело бы реально мило и как-то по-особенному. Сейчас Блэр была жутко заинтересована тем, что же хочет показать Чак. Признаться, она знала его больше, как серьёзного и делового мужчину, но не как без башенного парня. Он чаще бывал серьёзным, разве что с ней он мог позволить себе какую-то слабинку. Ну а так чтобы увидеть его с какой-то абсолютной новой стороны.. Нет, пожалуй, нет. От этого ожидание становилось ещё сладше и в то же время было каким-то ядовитым, не давало Блэр и ни секунды терпения.
- Я хочу скорее это увидеть, -Уистлер, как маленький ребёнок была одержима этой фразой. Её глаза загорелись и, кажется, она уже даже не могла устоять на месте. Взяв Чака за руки, она начала свою инструкцию, - В моей комнате есть две двери: одна в ванную, другая в шкаф, тебе в ту, что дальше от входной двери. Там, на полках, есть всё необходимое. Выбери то, что как считаешь, мне понадобиться. Блэр не имела понятия, что будет дальше, но почему-то догадывалась, что ей нужно что-то очень удобное и тёплое.
- А можно я попрошу тебя спать в моей рубашке? - Блэр игриво улыбнулась, представляя эту сцену в голове. Она в его рубашке, в его постели... что могло быть лучше и сексуальнее?
- В твоей лучшей рубашке, - сладко протянула девушка, легко касаясь его губ своими. После чего отпустила его руки, отпуская к себе домой за вещами, а самой оставалось только лишь сгорать от нетерпения, что она и делала. И даже эти пару минут без него были до ужаса невыносимыми и тянулись гораздо дольше, чем им полагалось.

офф

прости меня за этот кошмар(
и с Новым Годом!

+2

9

Он внимательно выслушал все, что сказала Блэр и нарисовал в голове для себя примерную схему. Он ведь не раз и не два видел ее комнату из окна. К тому же, раз сейчас там пусто, то можно не волноваться, что его заметит отец Би. Ответ девушки на его предложение о рубашке и последовавшее за ним прикосновение губ настолько распалили его, что он готов был плюнуть на все свои идеи и утащить добычу наверх и не выпускать еще неделю. Но, к счастью, за две сотни лет он научился сдерживать свои желания и потому мягко улыбнувшись девушки, сорвался с места и молнией метнулся к двери.
Морозный воздух наполнил бессмысленный легкие, туфли были очень тонкими для такой погоды, но он не мог чувствовать холод снега под ногами, ведь его кожа была ничуть не теплее. Пожалуй, увидь его кто-то в таком виде бегущим по лесу, - человека хватил бы приступ. Но, к счастью, он бежал так быстро, что это было просто невозможно. С легкостью забравшись по дереву к окну девушки, он открыл его и проник в комнату, неосторожно стряхивая на ковер снег с плеч и головы. Он с жалостью посмотрел на белые следы, которые через пару минут превратятся в уродливые пятна. Ему совершенно не хотелось, чтобы Блэр убирала его свинство, и потому он мысленно поставил себе галочку: пока она будет спать в ближайшие ночи, смотаться сюда и убрать. Возможно, для кого-то это было странно или смешно, но для Чака это было проявлением элементарной заботы о любимом человеке.
Подняв голову, он быстро определил, какая же именно дверь ему нужна и распахнул ее, попадая в небольшую гардеробную. Женская одежда - просто восхитительная вещь, особенно, когда снимаешь ее с чьего-то тела. Но, с другой стороны, в ней очень сложно разобраться и потому Баркер решил использовать свои, так сказать, сверх способности. Прикрыв глаза, парень втянул носом воздух, настраиваясь на собственные воспоминания о шерсти. И они не подвели его. Уже через миг он протянул руку и на одной из полок нашел пушистый белый свитер. Таким же способом он нашел для девушки светлые джинсы, теплые носки и даже, о чудо, ботинки. Ему очень нравился стиль, в котором одевалась Би. Чудесным образом даже вытащенные из шкафа первые попавшиеся вещи хорошо между собой сочетались и однозначно прекрасно сидели на девушки. В последнюю минуту он вспомнил о теплой куртке и взгляд его упал на белую же курточку и такую же шапку а так же шарф и перчатки. Представив, как очаровательно Би будет похожа на полярного мишку, он собрал все в найденную тут же спортивную сумку и так же быстро добежал обратно до дома.
Чак не был уверен, что он вложился в обещанные пару минут, и все же он очень старался. Вернувшись в гостиную, где все еще ждала его Блэр, он поставил сумку на пол и расстегнул ее, выложив все вещи на диван.
- Надеюсь, я ничего не перепутал. А еще надеюсь, что ты позволишь мне тебя переодеть... - наверное, в его взгляде было столько желания и восхищения, что Блэр не сопротивлялась, и протянув холодные руки, он скользнул пальцами по маленьким пуговичкам на ее блузке. Как только та начала сползать на пол, он подхватил ее и повесил на спинку дивана. Руки опустились на талию, нащупали молнию на юбке и расстегнули и ее, позволяя юбке съехать по стройным ножкам.
- Боже, Блэр, ты великолепна... - восторженно прошептал он, опускаясь перед девушкой на колени и помогая ей снять туфли и выступить из юбки. Теперь девушку надо было одеть, и это был не менее интересный процесс.
- Не помогай мне ни в чем, - улыбнулся Чак и легко подхватив девушку, усадил ее на диван рядом со стопкой одежды. Найдя там носки, он скрутил их, приставил к носочку Би и потащил вверх, аккуратно и нежно натягивая до щиколотки. Следом пошли брюки, и как только он дотащил их до коленок, он поднял девушку на ноги и словно маленькую девочку буквально втряхнул в одежду. Брюки были узкими, и он нравоучительным тоном заметил:
- От таких брюк сужается таз, а это плохо для родов, - он не пожал вида, но резко прикусил себе язык после сказанного. Что он имел в виду? каких родов? Ей никогда не иметь от него детей, а иметь детей от кого-то другого позволит ли он ей? Конечно, можно было бы сделать искусственное оплодотворение или что еще... К слову, об этом Чак никогда не думал, потому что никогда не хотел детей, но сейчас понимал, что был бы очень счастлив, чтобы у них с Би появился кто-то маленький, кто-то живой... Хотя, конечно все это было эгоистично и ужасно. Потому что отец вампир - не лучшая идея. Укусить затем и собственного ребенка и жить семьей вампиров втроем? Боже, что за бред лезет ему в голову, когда перед ним сногсшибательная девушка в брюках и бюстгальтере. Помотав головой, он быстро натянул на Блэр свитер, ботинки, куртку, шарф шапку и даже перчатки и отошел, чтобы полюбоваться результатом.
- Ты очаровательна, ангел мой! - быстро шагнув к девушке, он обнял ее и нежно поцеловал, наяд пухлые губки между шарфом и шапкой.
- Поскольку я не испытываю холода, я останусь так, а вот чтобы ты не умерла от жары, мы направляемся на задний двор, - взяв девушку за руку, он повел ее через дом и вывел через другую дверь. Во дворе было, как в сказке. Фонари на доме освещали нетронутое снежное пространство, а снег к тому же шел сверху, похожий на россыпи бриллиантов. Даже сам Чак восторженно замер, глядя на это великолепие. И он очень надеялся, что Блэр тоже нравится. Подхватив девушку на руки, он прыгнул в самый центр заснеженной площадки и опустил ее на ноги, по-прежнему прижимая к себе.
- Я люблю тебя. Ты - вся моя жизнь... - поцеловав девушку, он еще миг подержал ее в руках, а затем отпрыгнул и нагнулся, набирая в ладонь снег и скатывая его в небольшой снежок. В подобную игру было непросто играть сильному существу, но ради нее он умерит свою силу. Легонько замахнувшись, он бросил снежкой в девушку и та угодила ей в бок.
- Пять попаданий подряд, и ты падаешь на снег, а я могу делать с тобой все, что захочу. А если ты хоть раз попадешь в меня, - можешь делать что угодно, - улыбнувшись, Баркер с молниеносной скоростью оббежал девушку и когда в ее спину попала вторая снежка, он громко крикнул:
- Два! - и засмеялся.

+2

10

Тот, кто ищет счастье, пусть его найдёт.
Новый год нас снова вместе соберёт.
Нас объединяют общие мечты.
Всё осуществится, если рядом мы, я и ты.

Лёгкий шорох и Чарльз снова с ней. Губ Блэр касается лёгкая улыбка, это было безумно мило и он такой заботливый и вся эта атмосфера. Даже и предположить нельзя было, что с кем-то может быть настолько уютно, настолько тепло, даже с тем, чья кожа по прикосновению холоднее самой холодной зимы. Но всё это не замечалось, терялось в тёплых чувствах и согревалось. Ведь ужасно - это не холод тела, а холод души, потому что если есть последнее, то человек потерян. И он никто. Самое главное в жизни быть счастливым, уметь чувствовать и сделать счастливым другого, иначе, зачем ещё жить? Это было так мило, и Чак собрал приличную сумку, захватывая с собой уйму тёплых вещей, которые, как правило, Блэр носила очень редко. Всё же не была поклонницей данного стиля, а вот классика и, в основном, сдержанность - вот чего она придерживалась.
- О, я бы с удовольствием понаблюдала за этим, - после чего Блэр замерла, дожидаясь пока Баркер исполнит свою маленькую прихоть и переоденет её, к тому же она была совсем даже не против. Это было бы гораздо приятнее и интереснее, нежели она занялась бы этим сама. Да, в такой момент, наверное, ему требовался самоконтроль, потому что ей он был нужен. Чак всё делал очень нежно, заинтересованно и как-то по-особенному, заставляя Блэр восхищённо наблюдать за его действиями, лишь иногда поднимая глаза на его лицо. Эти редкие, но такие важные взгляды, были лучше тысячи произнесенных слов, лучше всего. Парень опустился на колени, снимая обувь и давая ей выступить из круга съехавшей по ногам юбки. Это было забавно. Он усадил ей на диван около одежды, после чего взял в руки носочки, аккуратно надевая их на ноги Би, прямо поверх чёрных чулок. Затем пошли брюки, которые так же без проблем, через несколько мгновений оказались на них. Его замечание смутило её, и, если честно, Уистлер и не знала что на него ответить. Всё это время она считала, что вампиры не могу иметь детей, по крайней мере, ни разу не слышала. Хотя, где она могла услышать? В фильме? Прочесть в книге? Но это же просто чей-то вымысел, полёт фантазии, а придумать можно многое.
- А разве вампиры могут... - после чего девушка замолчала. Если что-то такое и есть, Чак обязательно это расскажет, ведь если молчит сейчас, то это не самое главное. Во всяком случае, впереди ещё столько дней, успеют разобраться в подробностях вампирской жизни, зачем было превращать новый год в лекцию? На часах уже был почти одиннадцать, как быстро летело время, казалось, она только-только вошла в эти двери и всё началось. Хотя нет, время шло ещё быстрее, словно вчера Блэр первый раз пришла в его клуб, ища для себя богатого мальчика, но в процессе, полюбила просто Чака, который оказался для неё тем самым идеальным мужчиной, не смотря на то, какие бы недостатки у него были. Она их даже не видела. Пока Блэр уходила в омут воспоминаний, Чак надел на неё свитер, куртку, ботинки и даже шапку с перчатками.
- Я чувствую себя снежным человеком, - смеясь, проговорила девушка, с радостью отвечая на его поцелуй. Ничего не говоря, Би просто последовала за Чаком на задний двор. Что он задумал? Она и понятия не имела, даже малейшего представления, в голову не лезла ни одна мысль. А на улице было волшебно, снег покрывал всю поверхность, а лохматые снежинки спокойно опускались с небес. Блэр задрала голову вверх, наблюдая это великолепие словно в первый раз, позволяя большим и мохнатым снежным комочкам таять на её лице. Губы сами расплылись в широкой улыбке и она восторженно посмотрела на Чака, ещё крепче сжимая его ладонь. Подхватив девушку, Чак переместился в центр, снова опуская Уистлер на ноги.
- И я люблю тебя, очень сильно, - буквально промурлыкала Би, мягко касаясь его губ. И почему-то брюнетка решила, что они просто будут стоять на улице и любоваться этой снежной сказкой, пока кто-то, а точнее она, не замёрзнет. Но у Чака были другие планы на этот счёт и они безумно приглянулись Блэр. Да и к тому же она уже и забыла, что значит просто подурачиться в снежки, а это же так весело. Этого простого веселья ей и не хватало, она не могла найти его среди сверстников, кто бы могу подумать, что найдёт в лице двухсотлетнего мужчины? Первый снежок попал ей в бок и девушка залилась звонким смехом, который заполнил почти весь двор. Выслушав правила, у Би разыгрался интерес и она уже нагнулась, собирая снег, лепя из него комочек. Но в спину попал ещё один снежок и довольный Баркер прокричал: два. У неё ничтожные шансы, но она не сдастся, пока не получит либо ещё три снежка, либо попадёт одним. Хотя, она совсем не против проиграть и позволить ему сделать всё, что угодно. Блэр старалась кидать как можно больше снежков, но никак не могла попасть. Да и в этих одёжках было даже трудно замахнутся, но она не расстраивалась, потому что как никогда была готова проиграть.

+3

11

Разумеется, он понимал, что если не поддастся, - Блэр никогда не попасть в него. Он еще за секунду до того, как она замахнется, улавливал движения мышц под толстыми одежками. Видел, как расширяются зрачки перед броском, как на пару движений учащается дыхание. Он был непобедимым хищником, человеку никогда и ни за что не переиграть его, не перебороть. Но он бы мог поддаться ей. даже не очень показательно, просто чуточку замедлить движение, но, увы и ах, не сегодня. Сегодня она сама отдала себя ему в руки и он не может отказаться от этого.
Личико Блэр раскраснелось, она смеялась и бегала по заснеженной лужайке, а он с легкостью не только уворачивался от ее ударов, но еще и умудрялся в перерывах между собственными бросками, легонько касаться ее губами. Совсем коротко, чтобы она не замерзло от ледяных губ, и все же достаточно чувственно.
Через десять минут на светлой куртке Би появился след от пятого снежка, и Чак победно поднял руку вверх, крикнув:
- Падай! - как только Блэр опустилась на снег, он оказался рядом, откинувшись на спину и сжимая ее руку. Свободной он указал в небо.
- Сейчас бы надо тебе рассказать о том, как хороши эти звезды в ночном небе, и о том, что наша любовь будет вечна, а, значит, проживет куда больше всех этих звезд. Часть из них уже мертвы, а мы все еще видим свет, поскольку они находятся очень, очень далеко.... - опершись на локоть, он посмотрел в лицо Блэр и улыбнулся.
- Но я не буду этого делать, потому что это скучно. Лучше я покажу тебе, как сильно люблю... - к его тонкой футболке и джинсам налип снег, и он не таял, потому что тело Чака было не теплее льда, и он задумался, что надо бы стряхнуть его, если не хочет потом лежать вместе с Блэр в холодной луже в постели.
Наклонившись, он коснулся губами прохладной щечки, и хотел было двинуться к губам, но шепнул:
- Не тут, пожалуй. А то будет больно, - он легко вскочил на ноги и подхватил на руки Би.
- Говори пока улице и снегу. потому что еще несколько дней я не выпущу тебя из дома, - улыбнувшись, он метнулся к двери в дом, вошел внутрь и закрыл дверь от сквозняка. Быстро встряхнув плечами, он сбросил часть снега, а затем похлопал Блэр по спине и ножкам, сбрасывая на пол комки снега. Как только они были относительно чистыми, он снял с девушки шапку и повесил ее на крючок рядом. Следом пошел шарф, Чарльз немного расстегнул молнию на куртке и скользнул пальцами по шее через горловину свитера. Подхватив девушку за бедра, он пронес ее на пару метров ближе к лестнице наверх, и снова остановился, чтобы окончательно расстегнуть куртку и сбросить на пол. Не желая мочить свитер Блэр, Чак быстро сбросил с себя кофту и обнял девушку, целуя, наконец, ее губы. Прохладные руки скользнули под свитер, заставляя ее кожу покрыться мурашками, и он быстро подцепил свитер пальцами, сбрасывая вслед за курткой. Теперь обнимать ее было прохладно, потому он усадил девушку на лестницу перед собой и легко стащил с нее сапожки и носки. Вновь подхватив Би на руки, он на этот раз донес ее до спальни и усадил на кровать.
- Кондиционер, - предупредил он, снова ставя температура на максимум и возвращаясь к Би. Желая оттянуть долгожданный миг, он плавно уложил ее на спину и обнял, целуя губы и шею. Свободная рука скользнула по ножкам, затянутым брюками, скользнула на внутреннюю поверхность бедер, к животу и легко расстегнула пуговицу, проникая пальцами под ремень и скользя по резинке трусиков.
В прошлый раз он слишком спешил, сделал все неправильно и лишил себя общества любимой на целый месяц. На этот раз он хотел сделать все медленно и верно. Пускай он не первый, но он станет лучшим и последним. Губы снова вернулись к губам, а ладонь скользнула по животу вверх, проникая под чашечку бюстгальтера. Он старался быть максимально нежным, чтобы ей не приходило в голову то, что он вампир, что он слишком сильный и может причинить ей боль неосторожным движением. Бюстгальтер оказался расстегнут, а руку сменили губы. Он скользил языком вокруг соска, не позволяя себе использовать зубы. потому что это могло было быть опасно. Она и так пахла безумно соблазнительно. Расстегнув ширинку на брюках Би, он немного приспустил из, и пальцы, забравшись ниже, теперь ласкали девушку сквозь ткань трусиков. Своим телом он не давал ей менять положение, и ему нравилось, что ноги Блэр скованы джинсами, она не может их ни сжать, ни развести шире. Он любил власть над ее телом, и с упоением представлял, как много и часто теперь они будут заниматься сексом. Это будут лучшие рождественские каникулы и в его, и в ее жизни. Отбросив лифчик, он проскользил губами по животу девушку, уделив особое внимание ее пупку. Руки тем временем нежно сжимали грудь и поглаживали кожу, до которой он мог достать, оказавшись на коленях у кровати. Приподняв бедра Би, он окончательно стащил с нее брюки и отбросил из в сторону, прижимаясь к ее ножкам губами от бедер до пальчиков.
- Милая, говори мне, если тебе холодно, больно, или ты хочешь другого. Я хочу знать, как ты себя чувствуешь...

+2

12

Иногда нет ничего лучше простоты, маленького детского веселья, которого всем так не хватает. Блэр громко смеялась, бегала и пыталась всё же попасть в Чака хотя бы одним снежком. И даже зная, что шансы её стремятся с каждым разом ближе к нулю, она не унывала, наоборот, это придавало ей какого-то вдохновения и внутренней силы. Они нарушали эту тихую сказочную ночь задорным смехом, что разливался по всей лужайке. Именно такие моменты и согревают нас в зимние холода. Это было очень весело и приятно, а в перерывах между своими бросками, Чак снова оказывался около неё, целуя губы. И вот решающий пятый снежок. Блэр проиграла, но ещё никогда так не радовалась поражению. Остановившись посредине лужайки, брюнетка посмотрела на Чарльза, тот же, в свою очередь победно поднял руку, крича: "падай". Блэр мягко опустилась на снег и её взору открылось великолепное ночное, звёздное небо. Через мгновение Чарльз оказался около девушки, также опускаясь на снег. Уистлер внимательно выслушала его речь и мягко улыбнулась. Она была удивительна и многообещающая, девушка вздохнула. До сих пор не могла себя простить за мысль, что собиралась отказаться от него, что собиралась просто не прийти. Глупая, пыталась доказать себе, что не сможет без него, хотя и думала о нём каждую секунду, непрерывно.
- Интересно, наши чувства когда-то изменятся? Станут слабее, спокойнее или меня всегда будет бросать в приятную дрожь от твоих прикосновений и я буду таять внутри, как этот снег, когда касается моей кожи? - как-то по-философски начала Блэр, и если честно, ей бы хотелось, чтобы эти отношения всегда остались такими, в плане эмоций. Интересно, как на всё это реагируют вампиры, какие эмоции у них? Улыбнувшись, Би проговорила, - я потом помучаю тебя такими вопросами, - девушка, также как и Чак хотела поцеловать любимые губы, но парень отстранился, зная, что этот ледяной поцелуй не сулит ничего хорошего. Поднявшись, он помог встать Блэр, выдавая фразу, которая заставила девушку засмеяться.
- Прощай, улица и снег, - театрально прокричала Блэр, после чего обернулась на Баркера, - я говорю "прощай", потому что согласна вообще не выходить. Оказавшись уже в доме, Чак помог избавится от налипшего на одежду снега, после чего забрал шапку и шарф. Дома, в тепле, Уистлер почувствовала, как щёки стало неприятно покалывать от мороза и становилось жарко. Хотелось снять с себя пару слоёв одежды, а то она и вправду чувствовала себя луковицей. Блэр увидела своё отражение и с трудом сдержала улыбку. Раскрасневшаяся, с растрёпанными волосами и похожая на самого настоящего полярного мишку.
Медленно поползла молния на куртке и холодные пальцы Чарльза чувствовались на шее, через мгновение Блэр уже была в его руках и в этот раз чувствовала себя полностью в безопасности, словно в его руках она стала защищённой, чего не было, когда его не было рядом. Так что верно выражение, что, как правило, ты боишься совсем не того, что нужно. Может быть и да, Блэр стоило бояться, ведь он убийца и хищник, но она чувствовала, что именно он сможет защитить её от всего мира. Только он и никто другой. Остановившись у лестницы, Чак снял её куртку, свой промокший свитер, после чего Блэр наконец-то снова могла ощутить вкус любимых губ. Крепко обняв парня, она не уставала его целовать. Это было действительно божественно, до него она и не думала, что поцелуи могут быть настолько невероятными, настолько сказочными. Что будет дальше? Девушка уже представляла, какой фонтан эмоций нахлынет на неё потом. Холодные руки Чака вызвали мурашки на коже, хотя, скорее даже не от холода, а от чувственных прикосновений. Ещё секунда и её свитер отправился туда же, куда совсем недавно упали куртка и свитер. Опустив на ступеньки, были сняты сапожки и носки, после чего они оказались в спальне, где Баркер мягко усадил Уистлер на кровать. Всё чем-то напоминало их прошлую встречу, а с другой стороны радикально отличалось. Включив кондиционер, Чак снова оказался рядом с Би. Нависая над ней, он плавно уложил на спину, целуя губы и шею. Для Блэр именно поцелуи в шею были особенно хороши, они заставляли пробегать по коже мурашкам, затуманивали рассудок, делали её бессильной. Его рука нежно скользила вдоль по телу, возбуждая Блэр ещё больше.
Она сама отдала себя целиком и полностью в его распоряжение. Никаких сожалений, только вопрос: почему она не могла этого сделать раньше? Освободив свою голову от каких-то прошлых предрассудков, Би понимала, как слова Чака были правдивы, он знал о чём говорил. Она не чувствовала сейчас какого-то дискомфорта, и вовсе не помнила кто он, что вовсе не человек. Его прикосновения были такими нежными, чуткими, они не приносили и грамма боли или неудобств. А сколько удовольствия доставляли его прикосновения к её груди. Блэр оставалось кусать губы от наслаждения, рисуя на спине Чака узоры. Он ласкал её через ткань трусиков, пробуждая в ней жгучее желание. Это было только начало, а она умудрилась уже получить массу удовольствия и эмоций.
Скованная телом Чака и узкими штанами, Блэр была лишена возможности даже сдвинуться с места, но это абсолютно не удручало. Своё тело она просто передала в его владения, позволяя делать что угодно. Приподняв бедра Би, он окончательно стащил с нее брюки и отбросил их в сторону, прижимаясь к ее ножкам губами от бедер до пальчиков.
- Я никогда ещё не чувствовала себя так хорошо, - прошептала Блэр. Заставив снова вернутся Чака к ней, девушка поцеловала его губы, скулы, с наслаждением водила руками по торсу, который казался фарфоровым, но в то же время неимоверно крепким, - Боже, как я люблю тебя. - на одном дыхании проговорила Би, снова и снова наслаждаясь его губами, ароматом, возможностью быть так близко, а самое главное, больше ничего не бояться.

Отредактировано Blair Whistler (2013-01-29 01:25:55)

+2


Вы здесь » Новая жизнь и ничего особенного » Форкс » Эпизод №11 я все равно считаю его чудесным